Связь Веры Бахаи с Россией

"Бог предопределил России такую роль, с которой ничто не может сравниться". (Бахаулла)

История Веры Бахаи и ее связь с Россией

Храм бахаи в Ашхабаде был построен более ста лет назад. Этот храм стал первым Домом поклонения бахаи.

Днем рождения Веры Бахаи считается 23 мая 1844 года. В этот день иранский купец Сейид Али-Мухаммед (1819-1850), принявший впоследствии имя “Баб” (с арабского – “Врата”), заявил о Своей главной задаче – подготовить мир к приходу Обещанного. Заявление Баба повлекло за собой бурные события. За короткое время появились тысячи приверженцев, баби. Последовала жестокая реакция шиитского духовенства, и многие баби были зверски убиты во время резни и погромов. Сам Баб был заключен в тюрьму и казнен в 1850 году.

Россия играла особую роль в истории Веры Бахаи с самого раннего ее периода. Русское правительство было хорошо осведомлено о преследовании баби, так как дипломатические отношения с Персией были весьма активными.
Уже наутро после казни Баба и казненного вместе с ним верующего русский консул в Тебризе осмотрел место, где находились останки. Художник, сопровождавший консула, сделал по распоряжению дипломата зарисовку увиденного, которая впоследствии была отправлена в Санкт-Петербург и сохранилась в архиве.

Среди последователей Баба был Мирза Хусейн Али (1817-1892), принадлежавший к высшему сословию. Баб дал ему имя “Бахаулла” (с арабского – “Слава Божия”). За исключительную доброту Бахауллу называли “отцом бедных”. Став баби, он отказался от наследства и предложенного ему высокого поста. Постепенно мудрость, прирожденные достоинство и смирение сделали его ведущей фигурой среди баби. В 1852 году Бахаулла был несправедливо обвинен в попытке покушения на жизнь шаха и вместе с другими был арестован и помещен в тюрьму в Тегеране, где провел четыре месяца. Именно в этом мрачном месте, находясь среди воров и убийц, оказавшийся перед угрозой внезапной смерти, Бахаулла получил первое предзнаменование Своей божественной Миссии. После Бахаулла опишет этот первый опыт Божественного Откровения.

Русский посол при дворе шаха (1846-1854) князь Дмитрий Иванович Долгоруков сделал все возможное, чтобы доказать невиновность узника. От имени царя, Александра II, он предложил Бахаулле убежище в России и охрану на время переезда. Россия стала единственной страной, правительство которой готово было предоставить защиту Основателю Веры и ходатайствовало о Его освобождении.

Шах освободил узника, но Бахаулла отклонил помощь и подчинился указу шаха о высылке в Багдад. По приказу Долгорукова на первом этапе ссылки Бахауллу сопровождал официальный представитель дипломата, проявлявший особую заботу об изгнаннике.

В 1863 году в Багдаде Бахаулла объявил о том, что именно Он и есть тот Обещанный, Чье появление должен был подготовить Баб. Вскоре влияние Бахауллы стало настолько велико, что персидское правительство настояло на Его удалении из Багдада. Турецкие власти, уступая этому давлению, сослали Бахауллу сначала в Константинополь, а затем в Адрианополь, где Он провел пять лет. В Адрианополе Бахаулла начал писать серию обращений к монархам и правителям мира, в том числе к Александру II. В этих выдающихся посланиях Он призывал их быть справедливыми, примириться между собой и посвятить свои силы заботе о своих народах, а не бесплодным войнам и собственному обогащению.

В 1868 году Бахаулла из Адрианополя был сослан в город-тюрьму Акку на окраине Оттоманской империи. Сейчас это территория Израиля. Там Он провел два года ужасного заключения, затем несколько лет под домашним арестом в окрестностях Акки.

Именно в Акке была создана наиболее важная часть Его Писаний, насчитывающих около 100 томов. Главный из них – “Китаб-и-Агдас” (“Наисвятая Книга”), свод основных законов Бахауллы. Презираемый и отторгнутый, Бахаулла добротой и мудростью Своего Учения все больше завоевывал сердца окружающих. Наконец сам губернатор Акки просил Его переехать в загородный дом, где Он жил до Своей кончины в 1892 году. К этому времени общины бахаи развивались уже в пяти соседних странах, в том числе и в России.

В течение второй половины XIX века многие российские ученые-востоковеды, философы и мыслители заинтересовались учениями и Баба, и Бахауллы. Благодаря их усилиям информация о новой религии распространилась в мире.
Одна из первых общин бахаи процветала в начале 80-х годов прошлого века в Ашхабаде, на территории Российской империи, где верующие, благодаря политике царского правительства, пользовались свободой. В Ашхабаде был воздвигнут первый в истории Дом Поклонения бахаи. При храме были созданы школы бахаи для девочек и мальчиков, больница, библиотека и приют для странников.

Когда в 1889 году группа шиитских фанатиков убила на базарной площади в Ашхабаде пожилого бахаи, российское правительство арестовало убийц и привлекло их к ответу. Часть из них была приговорена к смертной казни, часть – к тюремному заключению и ссылке. Однако община бахаи по просьбе родственников убийц ходатайствовала о смягчении наказания, и казнь была заменена на ссылку в Сибирь. В ходе этого широко освещавшегося процесса судья признал независимый характер общины бахаи, поместив ее представителей в зале суда отдельно от заключенных и зрителей-мусульман.

В завещании Бахаулла назначил старшего сына Абдул-Баха (1844-1921) преемником и толкователем Своего Учения и Писаний. Это позволило Вере Бахаи после кончины Бахауллы в1892 году сохранить целостность.
Абдул-Баха разделил с Отцом все тяготы Его заключений и ссылок, и сам был освобожден из заключения только в 1909 году. Став относительно свободным, Абдул-Баха в 1911–1913 годах получил возможность совершить длительную поездку в Европу и в Америку и расширить переписку с верующими многих стран. Именно во времена руководства Абдул-Баха Вера Бахаи распространилась по всему земному шару, и к 1921 году общины функционировали в 35 странах.

Учением бахаи интересовались великие писатели и мыслители России, в том числе И.С. Тургенев и Л.Н. Толстой.
Лев Николаевич впервые услышал о баби в 1884 году. На протяжении последних шестнадцати лет жизни в переписке и дневниках писатель размышляет об учении Баба (затем Бахауллы), в которых пишет о природе Бога и великих Пророков, о единстве религий и о связи между разумом и духом. Переписка Толстого и его встречи с некоторыми бахаи привлекли внимание к новой религии деятелей искусств, философов и просто ищущих духовную истину людей. В сентябре 1902 года в Ясной Поляне Толстой получил личное послание от Абдул-Баха, в котором, в частности, говорилось: “Действуйте так, чтобы Ваше имя оставило добрую память в мире религии. Многие философы приходили, и каждый поднимал флаг, скажем, на пять метров. Вы же подняли флаг на десять метров. Погрузитесь в океан единства и обретите навечно помощь Господа”.
В дореволюционной русской литературе к бахаи по традиции применялось уже устаревшее в то время название их предшественников – «бабиды».
В 1904 году на сценах нескольких российских театров с большим успехом шла пьеса “Баб” санкт-петербургской поэтессы Изабеллы Гриневской. В своём письме автору Толстой тепло отозвался о произведении, дал ему высокую оценку и отметил художественную и нравственную ценность пьесы,.

После кончины Абдул-Баха в 1921 году руководство общиной перешло к Его внуку Шоги Эффенди (1897-1957), который стал полномочным толкователем Учения.
Шоги Эффенди, Хранитель Веры, вел обширную переписку с отдельными бахаи и развивающимися общинами по всему миру, углубляя их веру и понимание, способствовал распространению и росту новых общин в разных странах и развитию их выборных институтов, спроектировал и разработал учреждения и сады всемирного административного центра бахаи в Хайфе и инициировал создание Международного сообщества бахаи при ООН.

К началу 20-х годов ХХ века община бахаи в Ашхабаде достигла высокого уровня социального и культурного развития. К 1918 году было закончено возведение первого в мире храма бахаи — Дома Поклонения. Объединявшая до 1917 года в своих рядах выходцев из Ирана, персов и азербайджанцев (по-персидски азербайджанцы часто именуются «тюрками»), после революции община расширила этнический состав.


Первые годы советской власти были для Веры Бахаи достаточно благоприятными. Возникли объединения в Закавказье, в Москве, Ленинграде, Казани и ещё в 34 городах. Однако уже в 1926 году ситуация стремительно ухудшается. Стала подвергаться цензуре вся литература бахаи, а вскоре  публикации вообще запрещены. В 1928 году все имущество, принадлежавшее религиозным организациям, национализировано, и лишь после долгих переговоров ашхабадской общине удалось взять свой храм в аренду у государства сроком на пять лет. Строго соблюдая принцип бахаи о законопослушании, бахаи Советского Союза отказались от административной деятельности. К 1938 году, после многочисленных арестов и ссылок, общины бахаи во всех 38 городах прекратили свое существование на многие десятилетия и стали возрождаться лишь на волне перестройки, когда свобода совести была закреплена в новом законе. Храм в Ашхабаде к тому времени был уже разрушен.

Тем временем мир бахаи переживал переход от единоличного руководства Хранителя к выборам в 1963 году первого международного руководящего органа Веры Бахаи – Всемирного Дома Справедливости, создание которого было предначертано Бахауллой. Ко времени первых выборов в мире бахаи уже существовало 56 избираемых национальных административных институтов.

На сегодня в мире насчитывается около 190 Национальных Духовных Собраний бахаи.

Первое Духовное Собрание СССР было избрано 16 мая 1991 г. и стало по счету 160-м Собранием в мире.

Сейчас на территории СНГ существуют свыше 300 местных общин, около десяти тысяч приверженцев и 12 Национальных Духовных Собраний. На территории России к маю 2003 г. насчитывалось около трех с половиной тысяч бахаи, проживающих в 418 различных городах и селах. На Украине – 760 бахаи в 65 населенных пунктах.

Белорусский рейтинг MyMinsk.com