Послание религиозным лидерам мира

В 2002 г. Всемирный Дом Справедливости направил религиозным лидерам мира особое послание

Всемирный Дом Справедливости призвал религиозных лидеров мира погасить пламя религиозных предрассудков и фанатизма

Всемирный Дом Справедливости


Всемирный Центр бахаи

Апрель 2002 г.

Непреходящее наследие XX века заключается в том, что народы мира стали считать друг друга представителями единого человеческого рода, а Землю — своей общей Родиной. Несмотря на продолжающиеся конфликты и насилие, которые омрачают небосклон мира, предрассудки, некогда казавшиеся неотъемлемой чертой человеческой натуры, повсеместно отступают. Вместе с ними разрушаются и барьеры, которые в течение долгого времени разделяли человеческую семью, превращая ее в вавилонское столпотворение, разобщенное по культурным, этническим и государственным признакам. То, что такое коренное преображение могло произойти в столь краткий период — практически мгновенно в исторической перспективе — заставляет нас задуматься о том, каковы будут масштабы будущих изменений.

Печально, что организованная религия, истинный смысл существования которой — служение делу братства и мира, слишком часто становится одним из наиболее труднопреодолимых препятствий на этом пути. Примером может быть тот удручающий факт, что именем религии долгое время прикрывался фанатизм. Как руководящий орган одной из мировых религий, мы чувствуем, что наша обязанность — призвать религиозных лидеров внимательно рассмотреть этот сложный вопрос. И сама проблема, и ее последствия побуждают нас говорить откровенно. Мы верим, что общее служение Богу станет залогом того, что все сказанное нами будет воспринято в том же духе доброй воли, в каком мы обращаемся к вам.

Проблема становится особенно очевидной, когда мы осознаём, что было достигнуто в других областях. Так в прошлом, за редким исключением, женщины считались существами низшего сорта, суеверия ограничивали их со всех сторон, им было отказано в праве раскрытия потенциала человеческого духа, а их роль была низведена до уровня служанок мужчин. Очевидно, что подобные условия все еще существуют во многих обществах, и даже фанатично защищаются. Однако на глобальном уровне во всем, что касается конкретных дел, концепция равенства полов обрела силу повсеместно. Она одинаково признается и в научном сообществе, и в средствах массовой информации. Это преображение оказалось столь глубоким, что сторонники мужского превосходства теперь могут найти поддержку лишь у самых крайних радикалов.

Осажденные со всех сторон силы национализма постигнет та же судьба. С каждым обрушивающимся на мир кризисом человеку становится все легче проводить различие между любовью к своей стране -  любовью, обогащающей жизнь, - и бездумным следованием подстрекательским идеям, направленным на разжигание ненависти к другим людям и страха перед ними. Даже там, где участие в привычных националистических ритуалах является выгодным, общественное мнение, хотя и сохраняет энтузиазм прошлого и убежденность в своей правоте, зачастую окрашено чувством неловкости. Этот эффект усиливается реструктуризацией международного порядка. Каковы бы ни были недостатки системы Организации Объединенных Наций в ее современной форме и как бы ни были ограничены ее возможности для начала совместных военных действий против агрессора, трудно не заметить тот факт, что фетиш абсолютного национального суверенитета постепенно склоняется к закату.

Расовые и национальные предрассудки подверглись столь же радикальному пересмотру в результате исторических процессов, слишком стремительных для того, чтобы терпимо их воспринимать. В этой области отказ от прошлого происходит особенно решительно. Сегодня расизм до такой степени запятнан своей причастностью к ужасам XX столетия, что рассматривается как своего рода духовная болезнь. Хотя во многих частях мира он еще удерживает свои позиции в качестве мировоззрения, для значительной части человечества является истинным бедствием. Расовые предрассудки столь сильно осуждаются повсюду в мире, что ни одна группа людей больше не может спокойно ассоциировать себя с этим именем.

Нельзя сказать, что тьма прошлого исчезла и внезапно появился новый мир света. Многие люди продолжают испытывать на себе последствия укоренившихся предрассудков относительно этнического происхождения, пола, государственной принадлежности, касты и класса. Всё свидетельствует о том, что подобная несправедливость будет сохраняться еще долго, потому что общественные институты и стандарты, разрабатываемые человечеством, очень медленно набирают силу, необходимую для создания нового типа отношений и облегчения участи угнетенных. Суть происходящего скорее в том, что перейден рубеж, вернуться за который уже невозможно. Основополагающие принципы определены, четко высказаны, преданы публичной огласке и постепенно воплощаются в институтах, способных применить их к общественным стандартам поведения. Несомненно, какой бы продолжительной и мучительной ни была эта борьба, ее результатом станут революционные перемены в отношениях между всеми народами и на уровне каждого человека.

*

В начале XX века казалось, что религиозные предрассудки должны отступить перед силами перемен гораздо быстрее всех прочих. К тому времени научные достижения на Западе уже нанесли жестокий удар по некоторым основным доктринам религиозной исключительности. В контексте преобразований, происходящих в области представлений человечества о самом себе, наиболее многообещающим достижением в области религии казалось межконфессиональное движение. В 1893 г. Всемирная выставка в Чикаго преподнесла сюрприз даже своим очень оптимистично настроенным организаторам, дав начало прославленному Парламенту религий, который захватил своим видением духовного и нравственного согласия воображение народов на всех континентах и сумел затмить даже научные, технические и коммерческие чудеса, которые восхвалялись на выставке.

Казалось, что древние стены пали. Для влиятельных религиозных мыслителей это собрание стало уникальным, «беспрецедентным в мировой истории». Парламент, по словам своего выдающегося организатора, «освободил мир от нетерпимости…». Было с уверенностью предсказано, что дальновидные лидеры обязательно воспользуются этой возможностью и пробудят в мировых религиозных общинах, разделенных столь долгое время, дух братства, который сможет стать необходимой нравственной основой для нового мира благосостояния и прогресса. Получив такую поддержку, укоренились и стали процветать разнообразные межрелигиозные движения. Благодаря большому количеству литературы, доступной на многих языках для самой широкой публики — как верующих, так и неверующих — принципы всех основных религий стали известны повсюду. Затем этот интерес был подхвачен радио, телевидением, кинематографом и, наконец, Интернетом. Высшие учебные заведения приняли академические программы сравнительного религиоведения. К концу столетия межрелигиозные молитвенные службы, о которых даже невозможно было подумать несколько десятилетий назад, стали обычным явлением.

Увы, совершенно очевидно, что этим инициативам не хватает как интеллектуальной целостности, так и духовной уверенности. В противоположность процессам объединения, которые оказывают преобразующее влияние на социальные взаимоотношения человечества, укоренившиеся шаблоны узкорелигиозной мысли упрямо противостоят мнению о том, что все мировые религии одинаково истинны по своей сути и происхождению. Успехи в области расовой интеграции — это не просто отражение сентиментальности или чьей-то стратегии действий. Они результат признания того факта, что народы мира представляют собой единый вид, многочисленные различия которого сами по себе не дают преимущества каким-то одним его представителям и не налагают никаких ограничений на каких-то других. Следствием эмансипации женщин стала готовность как социальных институтов, так и общественного мнения признать тот факт, что не существует приемлемых оснований — ни биологических, ни социальных, ни нравственных — для того, чтобы отказывать женщинам в полном равноправии с мужчинами, а девочкам — в равных образовательных возможностях с мальчиками. Таким же образом и признательность некоторым народам за их вклад в развитие мировой цивилизации не оправдывает унаследованной от прошлого иллюзии о том, что остальные нации вряд ли могут помочь этому процессу.

Судя по всему, большинство религиозных лидеров неспособно осуществить такую основательную переориентацию.
Некоторые сообщества воспринимают единство человечества не просто как следующий неизбежный шаг в развитии цивилизации, но и как кульминацию самосознания разнообразных групп в этот переломный момент нашей коллективной истории. Тем не менее большинство организованных религий застыло на пороге будущего, парализованное теми же догмами и притязаниями на исключительное обладание истиной, из-за которых разгорались наиболее ожесточенные конфликты, исторически разделявшие жителей планеты.
Последствия этого для благополучия людей были разрушительными. Нет никакой необходимости во всех подробностях описывать ужасы, обрушивающиеся сегодня на несчастное человечество из-за вспышек фанатизма, позорящих имя религии. Явление это, к сожалению, не ново. В качестве одного из многочисленных примеров можно привести религиозные войны в Европе в XVI веке, которые унесли жизни почти трети населения континента. Впору глубоко задуматься о том, какой урожай в исторической перспективе принесли семена, зароненные в народном сознании слепыми силами религиозного догматизма, породившего эти конфликты.

К этому списку следует добавить предательство человеческой совести, которое более, чем какой-либо другой фактор, повлияло на то, что религия лишилась присущей ей от природы способности играть решающую роль в формировании мировых событий. Религиозные институты, увязнув в решении рутинных вопросов, которые рассеивают и ослабляют человеческую энергию, слишком часто становились главным препятствием на пути познания действительности и использования тех умственных способностей, которые являются отличительной чертой человеческого рода. Осуждение материализма или терроризма не поможет в борьбе с современным нравственным кризисом, если в основе такой критики не будет лежать откровенное признание того, что религиозные институты не выполнили своих обязательств, оставив верующих беззащитными перед произволом этих сил.

Какими бы мучительными ни были эти размышления, они не являются обвинением в адрес организованной религии, но скорее служат напоминанием об уникальной силе, которую она представляет. Нам всем хорошо известно, что религия обращается к самым глубинам человеческой мотивации. Пока она сохраняла верность духу и примеру тех необыкновенных Личностей, что дали миру величайшие системы верований, она пробуждала в целых народах способность любить, прощать, творить, дерзать, преодолевать предрассудки, жертвовать во имя всеобщего блага и смирять проявления животной натуры. Бесспорно, конструктивной силой в приобщении природы человека к цивилизации стало влияние непрерывной последовательности этих Богоявлений, уходящей корнями в глубины летописной истории.

Эта же самая сила, которая так эффективно действовала в минувшие столетия, остается непреходящей чертой человеческого сознания и сегодня. Невзирая ни на какие трудности и не получая почти никакой поддержки на этом пути, она продолжает воодушевлять бесчисленные миллионы людей на борьбу за выживание и рождает во всех странах героев и святых, чьи жизни представляют самое убедительное доказательство тех принципов, которые содержатся в Писаниях их религий. Как наглядно показывает ход развития цивилизации, религия также способна оказывать глубокое влияние на структуру социальных отношений. Действительно, трудно привести пример какого-либо фундаментального достижения цивилизации, которое не черпало бы нравственную силу из этого неиссякаемого источника. Можно ли в таком случае предположить, что переход к кульминационному этапу многотысячелетнего процесса формирования всепланетной цивилизации будет совершен в духовном вакууме? Безнравственные идеологии, царившие в нашем мире в течение только что завершившегося столетия, по крайней мере, убедительно доказали, что никакие альтернативы, которые может предложить человеческая изобретательность, не помогут достичь этой цели.

*

Суть происходящего ныне обобщена Бахауллой в словах, написанных более ста лет назад и ставших широко известными в последующие десятилетия:

«Нет никакого сомнения, что народы земли, к какому бы корню или вере они ни принадлежали, черпают вдохновение из одного небесного Источника и служат одному Богу. Различие между заповедями, коим они следуют, объясняется меняющимися требованиями и нуждами века, когда они были явлены. Все они, кроме немногих, что порождены человеческой испорченностью, заповеданы были Богом и отражают Волю Его и Промысел. Поднимитесь и, вооружившись силою веры, сокрушите богов ваших ложных мечтаний, сеятелей раздоров между вами. Держитесь того, что сближает и объединяет вас».

Подобный призыв не направлен на отказ от основополагающих истин какой-либо из великих мировых систем верований. Скорее наоборот. Вера имеет собственные требования и опирается на собственное нерушимое основание. То, во что верят или не верят другие, не может быть мерилом человеческой совести, если только она хочет быть достойной этого имени. Вышеприведенные слова недвусмысленно призывают к отречению от всех притязаний на исключительность или завершенность, которые, опутывая своей паутиной жизнь духа, наиболее сильно подавляют стремление к единству и порождают ненависть и насилие.

Мы считаем, что религиозные лидеры должны ответить на этот исторический вызов, если религиозное лидерство собирается сохранить свою значимость в том глобальном обществе, которое формируется под влиянием преобразований XX века.
Очевидно, что все большее число людей приходит к осознанию того, что истина, лежащая в основе всех религий, по сути своей едина. Источник этого убеждения не в разрешении теологических споров, но в интуитивном понимании, которое рождается из увеличивающегося опыта и осознания единства человеческой семьи.
Благодаря единству, которое можно заметить в разнообразии национальностей, рас и культур, посреди хаоса религиозных доктрин, ритуалов и сводов законов, унаследованных от исчезнувших миров, рождается понимание того, что духовная жизнь, - это единая безграничная реальность, доступ к которой в равной степени открыт всем. Для того чтобы это рассеянное и все еще неясное восприятие укрепилось и эффективно способствовало установлению мира во всем мире, оно должно получить искреннюю поддержку тех, к кому, даже в этот поздний час, людские массы, населяющие земной шар, обращаются за руководством.

Несомненно, в области социальных предписаний и форм богослужения между основными мировыми религиями существуют многочисленные различия. Вряд ли могло быть иначе, принимая во внимание прошедшие тысячелетия, когда  последовательные Божественные Откровения разрешали всё новые проблемы непрерывно развивающейся цивилизации. В  большинстве Писаний основных религий в той или иной форме содержится принцип эволюционного характера религии. Нельзя найти никакого нравственного оправдания тому, что культурное наследие, призванное обогащать духовный опыт, использовалось в качестве орудия разжигания предрассудков и розни. Первая задача любой души всегда будет заключаться в том, чтобы познавать действительность, жить согласно истинам, в которых она убеждается, и проявлять полное уважение к усилиям других людей, идущих в том же направлении.

Некоторые могут возразить, что если признать за всеми великими религиями Божественное происхождение, то это подтолкнет многих людей к обращению из одной религии в другую или, по крайней мере, облегчит этот процесс. Вне зависимости от справедливости этого возражения, оно, несомненно, не столь важно, если задуматься о той возможности, которую история наконец открыла для тех, кто осознал существование мира за пределами земного бытия, и той ответственностью, которую это осознание налагает. Каждая из великих религий может привести впечатляющее и достоверное свидетельство своих успехов в воспитании нравственности. С другой стороны, никто не может с уверенностью утверждать, что доктрины какого-либо одного вероучения породили больше нетерпимости и суеверий, чем доктрины другого. Естественно, что в объединяющемся мире модели поведения и взаимодействия будут постоянно меняться, и роль институтов любого рода будет, несомненно, заключаться в том, чтобы решить, каким образом направить этот процесс на установление единства. Гарантией того, что конечный результат будет прочным в духовном, нравственном и социальном смысле, является непреходящая вера игнорируемых сейчас масс жителей Земли в то, что Вселенная управляется не прихотью человека, но любящим и безошибочным Провидением.

Кроме разрушения барьеров, разделяющих народы, наш век стал свидетелем исчезновения некогда казавшейся несокрушимой стены, которая, как считали в прошлом, всегда отделяет жизнь Небес от жизни Земли. Писания всех религий извечно учили верующего рассматривать служение другим не только как моральный долг, но и как средство приближения души к Богу. Сегодня ускоряющаяся реструктуризация общества придает этому принципу новый смысл. По мере того как прежнее обещание о мире, который управлялся бы принципами справедливости, постепенно принимает очертания достижимой цели, удовлетворение потребностей души и удовлетворение потребностей общества будут все больше и больше рассматриваться как взаимодополняющие аспекты зрелой духовной жизни.

Если религиозные лидеры примут вызов, который содержится в приведенном выше утверждении, они должны будут признать, что религия и наука — две необходимые системы знаний, благодаря которым развивается потенциал сознания. Эти два основных способа познания действительности не только не противоречат друг другу, но и являются взаимозависимыми. Наибольшие плоды они приносили в те редкие, но счастливые моменты истории, когда их взаимодополняющая суть признавалась и они могли сотрудничать. Новые открытия и навыки, появляющиеся в результате научного прогресса, должны всегда соразмеряться с духовными и нравственными принципами, чтобы использоваться надлежащим образом, и даже самые дорогие сердцу религиозные убеждения должны быть подвергнуты, добровольно и с радостью, беспристрастной научной оценке.

Наконец, мы приступаем, с известной долей осторожности, к вопросу, который непосредственно касается совести человека. Среди многих испытаний этого мира есть искушение, которому, что вполне объяснимо, не раз поддавались религиозные лидеры, — использовать власть в вопросах веры. Любой человек, посвятивший долгие годы серьезным размышлениям и изучению Писаний той или иной великой религии, хорошо знаком с часто повторяемой аксиомой о том, что власть может развращать, и развращать тем сильнее, чем она больше. Никому не ведомые внутренние победы, которые многочисленные священники одерживали на этом пути из века в век, вне всякого сомнения, стали главным источником созидательной силы организованной религии и должны расцениваться как одно из ее самых выдающихся свершений. С другой стороны, уступки соблазну мирской власти со стороны других религиозных лидеров создавали плодородную почву для цинизма, порочности и отчаяния всех, кто видел это. То, каким образом это повлияло на способность религиозных лидеров выполнять в нынешний момент истории свои обязательства перед обществом, не нуждается в подробных комментариях.

*

На всем протяжении истории религия служила основной силой, придающей жизни смысл, потому что она облагораживает характер и вносит гармонию в отношения. Она всегда взращивала добро, порицала зло и открывала взору всех, кто хотел увидеть, картину невиданных доселе возможностей. Благодаря ее наставлениям наделенная разумом душа обретала силы, необходимые для того, чтобы преодолеть ограничения этого мира и исполнить свое предназначение. В то же время религия, согласно буквальному значению этого слова, служила главной силой, связующей различные народы в большие и сложные общественные системы, позволявшие людям проявить свои способности. Огромное преимущество нынешнего века заключается в том, что он дает возможность всему человечеству увидеть этот процесс развития цивилизации как единое целое, как повторяющиеся вновь и вновь соприкосновения нашего мира с миром Божиим.

Воодушевленная этим видением, община бахаи энергично поддерживала межрелигиозное движение с самого момента его возникновения.
Бахаи видят значение сближения различных религий не только в том, что в результате такой деятельности складываются исключительно ценные взаимоотношения между ними. Они считают, что процесс этот прежде всего является ответом на Божественный замысел касательно человеческого рода, вступающего в пору своей коллективной зрелости. Члены нашей общины будут и впредь поддерживать этот процесс любыми доступными нам способами. Тем не менее мы считаем своим долгом заявить нашим партнерам, что, как мы убеждены, любое осмысленное межрелигиозное сотрудничество, имеющее своей целью исцеление недугов, одолевающих отчаявшееся человечество, должно честно и незамедлительно признать всеобъемлющую истину, породившую само это движение: Бог един и религия, несмотря на всё разнообразие ее культурных проявлений и человеческих интерпретаций, также едина.

С каждым новым днем возрастает угроза, что разгорающееся пламя религиозных предрассудков перерастет во всемирный пожар, последствия которого трудно себе представить. Такой пожар правительства мира не смогут погасить в одиночку. И мы не должны обманывать себя тем, что одни только призывы к взаимной терпимости смогут устранить агрессивность, притязающую на то, что она благословлена свыше. Этот кризис требует от религиозных лидеров столь же решительно порвать с прошлым, как это уже сделали многие лидеры до них, — те, что привлекли внимание общества к не менее разрушительным расовым, национальным и половым предрассудкам. Единственный допустимый повод для оказания на других людей влияния в вопросах совести — это служение на благо человечества. В этот величайший поворотный момент истории цивилизации потребность в таком служении нельзя переоценить. Бахаулла утверждает: «Благосостояние человечества, мир и его безопасность недостижимы до тех пор, пока прочно не утвердится его единство».

Всемирный Дом Справедливости

Белорусский рейтинг MyMinsk.com